Марина и Рено Бюрнье. Краснодарский край
12.10.2020

Марина и Рено Бюрнье. Краснодарский край

В 1999 году швейцарский винодел Рено Бюрнье и его супруга Марина решили посадить в России виноградники и производить вино,  которое станет ярким примером того, какие возможности и потенциал есть у российского виноделия
Интервью Марины и Рено Бюрнье швейцарскому порталу SWI Swissinfo (2019 год):

Swissinfo: Российские предприниматели часто сетуют, что сейчас вести бизнес в России, мягко говоря, непросто. Каково ваше мнение? Где вы видите плюсы, где — минусы?

Марина Бюрнье: Это совсем непросто. Мы решили основать виноградники в России 20 лет назад, в 1999 году. Тогда была совершенно другая ситуация, другие правила игры, другие законы. Было намного легче, чем сейчас. Очень много произошло изменений за эти годы, как в хорошую, так и в плохую сторону.

У нас никогда не было возможности расслабиться. Зато мы многому научились, «закалились», стали более сильными. Конечно, очень трудно работать, что-то создавать, когда не знаешь, что будет завтра. И это большой «минус», который не каждый выдержит. Но мы всегда верили в наличие здравого смысла у людей и в хорошее начало любого человека. Поэтому продолжали бороться за нашу мечту и цель — создать в России винодельческое хозяйство международного уровня и выпускать русские вина высокого, швейцарского качества для международного рынка. И еще мы очень хотели принести нашу семейную философию виноделов, сложившуюся за многие поколения в Швейцарии, на русскую землю.

Плюсы же в том, что на всех уровнях нам встречались люди, которые понимали и ценили наши стремления и по-дружески поддерживали нас. То есть человеческие отношения играли и играют в России очень важную роль. Это большой плюс. Поскольку мы, виноделы, люди эмоциональные и чувствительные, для нас очень важны душевные, добрые отношения между людьми.

Swissinfo: Изменилась ли ситуация после 2014 года, когда были введены санкции, рубль ослабел к основным валютам? Появились ли какие-либо сложности?

Марина Бюрнье: Мы очень хорошо помним 2014-й год. Это был год Олимпиады в Сочи. Наше вино, как российское, так и швейцарское было вином Швейцарского Дома (House of Switzerland) на Олимпиаде. В России был большой эмоциональный подъем, много оптимизма, позитивного настроения. Мы были рады, что мир узнал о том, что Россия — это не только снег, холод и Сибирь, но еще и теплый климат, пальмы, Черное море, горы. Для нас это очень важно, так как, представляя наше русское вино на международном рынке, мы постоянно должны объяснять, что в России есть места, идеально подходящие для теплолюбивого винограда, что в России можно выращивать изумительный виноград.

И вдруг, буквально через два-три месяца после этого позитивного настроя, который просто летал в воздухе, все резко изменилось и покатилось под откос. За этим было очень тяжело и печально наблюдать. Вдруг быстро стала вырастать стена неприятия между Россией и остальным миром. Мы оказались свидетелями этого процесса. Но мы виноделы, а значит, вне политики.

В первый момент нам как российским производителям введение санкций даже помогло, так как россияне обратили пристальное внимание на российские продукты, в том числе и на российское вино. В России стало очень активно развиваться местное производство, а раньше все было ориентировано на импорт, что очень негативно сказывалось на развитии экономики страны в целом.

Ослабление рубля привело к тому, что иностранные вина намного подорожали, при этом качество абсолютно не соответствовало цене. И это продолжается до сих пор. То есть при одной и той же цене за бутылку российские вина, бесспорно, выигрывают в качестве по сравнению с иностранными.

Но, видя благоприятную ситуацию на рынке отечественного вина, неожиданно появилось огромное количество так называемого «русского вина» с красивыми этикетками, но непонятно из чего и как произведенного. «Русского вина» сейчас на рынке намного больше, чем есть винограда в России. Такие производители используют неграмотность покупателей и отсутствие культуры вина в России.

Нас эта ситуация не сильно затрагивает, так как мы производим вино «нишевое», терруарное (терруарный продукт — продукт, выполненный из сырья, выращенного в определённой местности, в контролируемых условиях, — прим. ред.), предназначенное для тех 3-5 % россиян, кто по-настоящему в вине разбирается. Но все же мы тратим огромное количество сил и времени на то, чтобы объяснять, как делается настоящее вино, что такое терруар, насколько важны в виноделии философия и экологический подход к производству вина и винограда.

Swissinfo: Не появилось ли в России предвзятости к иностранным бизнесменам?

Марина Бюрнье: В целом мы действительно наблюдаем со стороны проявление предвзятости к иностранцам. Наверное, лучше сказать даже к «незнакомым» иностранцам. Кроме того, благодаря публикациям в СМИ, сейчас становится известно все больше и больше случаев того, как непорядочные иностранные бизнесмены использовали в последние двадцать пять лет несовершенство российских законов, неграмотность и доверчивость российского населения, зарабатывая нечестным путем миллионы. Отсюда и негативное отношение.

Swissinfo: Сами Вы сталкивались с таким отношением?

Марина Бюрнье: К счастью, не сталкивались. Тех, кто честно и упорно работает, уважают во всем мире. У нас вино говорит само за себя. Русские ценят и уважают то, что мы смогли создать качественный русский продукт международного уровня, который уже признан в мире. Ведь по большому счету на международном рынке можно увидеть ничтожно малое количество товаров с пометкой «Сделано в России». И русские понимают, чего нам это стоило, так как знают, насколько трудно производить что-то в России. Эта признательность дает нам силы.

Swissinfo: А каким предпринимателем вы больше себя считаете, господин Бюрнье, — российским или швейцарским? Помогает ли швейцарское воспитание и стандарты этой страны?

Рено Бюрнье: У меня, можно сказать, есть две параллельные, совершенно разные предпринимательские жизни — швейцарская и российская. Это напряженно, но одновременно и захватывающе. В любом случае такая ситуация обогащает опытом, дает возможность посмотреть на задачи и возникающие проблемы со стороны. И, наверное, самое главное — дает четкое понимание сути. Так как при такой загруженности нет времени на раскачивание, то приходится сразу проникать в суть дела. В России я часто должен принимать важные решения максимально быстро, поскольку ситуация постоянно меняется. При этом я должен также всегда иметь «план Б» или даже несколько запасных планов. В Швейцарии же совсем другая ситуация — все течет размеренно, все заранее запланировано.

Марина Бюрнье: Опыт виноделов исчисляется миллезимами (le millésime — число, обозначающее год, в виноделии и энологии — год созревания урожая винограда, из которого произведено данное вино — прим. ред.), то есть тем, сколько раз винодел самостоятельно собирал виноград и делал из него свое вино. Так вот, у Рено получается огромный опыт: 46 миллезимов (сборов урожая) — 33 в Швейцарии и 13 в России (в 2018 году — прим. НРВ).

Рено Бюрнье: Если бы у меня не было швейцарского воспитания и укоренившихся в сознании стандартов, мы бы не смогли сделать в России то, что сделали. Я всегда считал, что именно швейцарский менталитет в совокупности с российскими условиями может дать выдающийся результат. В Швейцарии мы приучены работать упорно, быть скромными, продвигаться маленькими, но верными шагами вперед, проявлять огромное внимание к деталям и ничего не делать кое-как.

Это правда, у нас бескомпромиссное отношение к качеству. И когда это накладывается на необыкновенно благоприятные природные условия для производства сельскохозяйственной продукции в России, а также на характер и чувствительность, душевность русских людей — результат может быть только отличным.

Кроме того, очень важным моментом воспитания в Швейцарии я считаю уважительное отношение к природе и окружающей среде. Это неотъемлемая часть нашей винодельческой философии. Уже долгое время мы работаем без гербицидов и синтетических пестицидов. Я считаю, что я просто обязан передать это понимание отношения к природе и окружающей среде русским. В России, в предгорьях Кавказа, где расположены наши виноградники, природа необыкновенна своим биоразнообразием, экологический баланс не нарушен. Мы обязаны это сохранить.

И традиции. Несмотря на постоянное ускорение нашей жизни, мы, виноделы, привержены традициям. Это дает силу и ощущение якоря. Мы много сил прикладываем, чтобы сохранять и развивать традиции.

Swissinfo: Каким же получается вино в итоге — швейцарским или российским?

Рено Бюрнье: Не совсем верно говорить, конечно, что наше вино только российское. Наше вино — швейцарско-российское или российское со швейцарским качеством. Думаю, очень важно, когда швейцарцы несут и распространяют свою культуру и менталитет. Поверьте, это важно и для самой Швейцарии.

Самое главное для бизнеса в России — быть оптимистом, иметь видение и четкую цель, идти к этой цели упорно, постоянно идти вперед. В России особенно важно, чтобы рядом были люди, которым доверяешь, поскольку сделать что-то в России одному невозможно, надо иметь команду. И что также чрезвычайно важно — необходимо сопровождение настоящих профессионалов по финансам и юридическим вопросам.

Финансистов и юристов очень много, но настоящих профессионалов, мыслящих комплексно, системно — единицы. А тем, кому можно доверять, еще меньше. И еще обязательно надо владеть русским языком. Полагаться только на помощь переводчика при ведении дел в России ни в коем случае нельзя.

Swissinfo: В России сейчас активно идет процесс импортозамещения. Имело ли это позитивное влияние для производителей вина внутри России, тем более что сейчас активно продвигаются отечественные вина, которые стали более заметными на полках магазинов, да и россияне их распробовали?

Марина Бюрнье: Когда мы приехали в Москву двадцать пять лет назад, мы очень хотели попробовать российское вино. С этого и началась наша винодельческая история в России. В Москве не было отечественного вина нигде: ни в ресторанах, ни в магазинах. Большинство людей, которых мы встретили во время той первой поездки, даже не знали, что в России растет виноград и из него можно делать вино.

Сегодня российское вино занимает центральные полки в магазинах и все чаще — первые строчки в винных картах ресторанов. Иметь свои собственные виноградники в России стало модно среди состоятельных людей, площади виноградников увеличиваются стремительно. И это очень красивые проекты, куда вкладываются большие средства. Кроме того, государство субсидирует виноградарство. Но большинство этих виноградников еще совсем молодые и не дают пока винограда.

В России много различных винодельческих областей, которые очень отличаются друг от друга, много уникальных терруаров. С точки зрения природных условий, мы считаем, что предгорья Кавказа на берегу Черного моря в России — это одна из лучших в мире местностей для выращивания винограда и производства вина.

Мы пьем только терруарные вина, произведенные винодельческими хозяйствами, имеющими свои собственные виноградники. Таких производителей в России пока очень и очень мало. Можем выделить некоторые белые вина винодельческого хозяйства «Усадьба Дивноморское». Там есть замечательное оборудование, работают хорошие специалисты.

Swissinfo: Кого вы считаете своими конкурентами — российских производителей или иностранных? Ведь некоторые вина, например «Красностоп», по цене соответствует уже хорошим импортным винам.

Марина Бюрнье: Наше вино — это нишевый продукт, предназначенный для ценителей и знатоков вина. Эти люди покупают вина осознанно, выбирают целенаправленно, по критерию "кто производитель". У нас с самого начала была цель — производить российское вино со швейцарскими качеством и know how для мирового рынка. Поэтому, наверное, наши конкуренты — это скорее иностранные производители терруарных вин.

Но мы не думаем об этом, за конкурентами мы не следим. Мы знаем, что и как хотим сделать, у нас есть четкое видение, и мы следуем этой линии. Это наша миссия — производить в России натуральное вино, ярко отражающее характер и силу терруара именно нашего виноградника. И предоставить это вино на пробу всему миру.

Swissinfo: То есть производство вина в России для вас не исключительно бизнес, а некая миссия?

Марина Бюрнье: Для нас производство вина в России — это миссия. С одной стороны, поделиться с россиянами швейцарским менталитетом, видением, отношением к качеству и нашей винодельческой философией. С другой, есть миссия на другом, глобальном уровне — рассказать миру о России, предъявить уникальный российский терруар.

Ведь вино — это не просто напиток, в нем заложена очень важная социальная функция — объединять людей. Еще не было ни разу, чтобы во время дегустации вина за рубежом, которые мы проводим очень часто, разговор шел только о вине. Всегда беседа переходит на тему российской культуры, истории, природы.

Мы себя ощущаем в таких случаях послами России. Но финансовый успех нашего предприятия не менее важен, он является основополагающим, поскольку нам необходимо, чтобы у нас было финансово здоровое, счастливое и благополучное предприятие. В том числе, чтобы выполнить нашу миссию, чтобы мы могли дальше развиваться и иметь дальнейшие планы, не менее интересные и важные.

Swissinfo: Какие объемы вина сейчас производятся и каковы дальнейшие планы по развитию?

Марина Бюрнье: Мы производим вино исключительно из винограда, который выращиваем сами, на своих собственных виноградниках. Объемы зависят от количества урожая, а год на год не приходится. В среднем у нас получается около 200 тыс. бутылок в год. При этом линейка состоит из восьми различных вин.

Swissinfo: Не жалеете, что начали производство в России?

Марина Бюрнье: Нет, не жалеем. Мы затратили огромное количество средств, сил, времени, энергии. Это дело нашей жизни, как бы тяжело ни было.

Swissinfo: Какой совет вы могли бы дать швейцарским предпринимателям, которые задумываются о бизнесе в России? И аналогичный совет —​​​​​​​российским бизнесменам, заинтересованным в бизнесе в Швейцарии?

Марина Бюрнье: Обязательно владеть русским языком, иметь четкое видение и цель, найти честных и порядочных местных партнёров. Кроме того, важно создать команду из людей, которым доверяешь. И быть сильным. Россиянам, которые хотят начать бизнес в Швейцарии, можно посоветовать искренне и глубоко уважать, а также ценить швейцарский менталитет и традиции. Не только брать, но и давать, причем речь тут не о деньгах. Надо быть созидателями, не разрушать то, что в Швейцарии было создано веками. И за это швейцарцы будут вас уважать.


По материалам портала SWI Swissinfo, 2019 год
Будьте в курсе наших скидок и предложений
Нажимая на кнопку, я принимаю условия пользовательского соглашения