Долина Лефкадия. Михаил Николаев
20.04.2020

Долина Лефкадия. Михаил Николаев

Интервью Гертруды Кузнецовой с Михаилом Николаевым, управляющим партнером Долины Лефкадия, человеком, которого никак нельзя обвинить в отсутствии образования, внероссийского опыта и бездумном стремлении «хвалить своё болото».

ЛЕФКАДИЯ – НЕКВАСНОЙ ПАТРИОТИЗМ

Часто слышу: «российское виноделие отрезано от мира», «мы отстали на века», «там седые традиции, а у нас одна неопытность в погребе», «государственный протекционизм – реставрация советской системы». Интересно было поговорить с человеком, которого никак нельзя обвинить в отсутствии образования, внероссийского опыта и бездумном стремлении «хвалить своё болото».

Михаил Николаев, управляющий партнер в компании «Вина Долины Лефкадия», главный маркетолог компании. Работал в Америке и Украине. Семь лет назад вернулся в Россию и присоединился к семейному бизнесу. 

Защищенное наименование места происхождения вина «Долина Лефкадия» зарегистрировано в сентябре прошлого года, это одиннадцатое и последнее на сегодня зарегистрированное ЗНМП. Что Вы думаете об этой системе?

Все зарегистрированные на сегодня ЗНМП мне представляются логичными. Они маленькие и ограничены определённой местностью. И никаких дополнительных ограничений не нужно. 

Я согласен с Патриком [Patrik Leon, в 2008 - 2018 – главный и затем консультирующий винодел компании], который говорил: «Ни в коем случае не делайте как во Франции». 

Сорта и технология работы с лозой должны соответствовать условиям территории. И если условия меняются – меняются и сорта. Нужно определиться, что вам важнее: история или вино.

Французы сильно страдают от ограничений по сортам. Климат меняется. Рынок меняется. Становится жарче. А они вынуждены продолжать выращивать только, например, Каберне Совиньон на своем участке в Бордо. А может надо бы его выкорчёвывать и сажать Альбариньо? Но они этого не делают. Потому что нельзя. И единственный выход из ситуации – приходить и рассказывать про старые лозы. «Мой дедушка посадил лозу 75 лет назад, и поэтому у меня классный Каберне Совиньон…» Нет! Вино сейчас – или классное, или нет, и дедушка здесь ни при чём. 

Это то, что раздражает по поводу [французских] апеласьонов. У американцев эволюция быстрее, потому что у них проще.  Хочешь сажать Альбариньо в Напе – сажай. Ты не теряешь апеласьон. 

Сорта для апеласьона должны определяться естественным путём. Если у нас что-то хорошо получается – конечно, все будут сажать этот сорт.  Это же очень логично. Сорта и технология работы с лозой должны соответствовать условиям территории. И если условия меняются – меняются и сорта. Нужно определиться, что вам важнее: история или вино. 

Жиль также ненавидит бордосскую ситуацию. 

Жиль Рей – ваш консультант-агроном?

Да, но он также и винодел, по каким-то вопросам консультирует виноделов. После того как Патрика не стало, вопрос о приглашении иностранного консультанта-энолога открыт. Мир вина меняется быстро, а в Россию эти изменения доходят медленно. 

У нас довольно молодая команда, виноделы Ирина Яковенко и Екатерина Жебеленко, и винодел по игристым винам Сергей Иващенко. 

Патрик [Леон] хотел, чтобы были молодые ребята, чтобы они учились, росли. Эту идею поддерживает мой отец. Опыт, конечно, важен. Но это всё индивидуально. Есть люди, которые учатся, есть которые нет. Есть которые думают, что сразу всё знают. Многое зависит от склада ума. Есть люди, которые понимают, что каждый год будет разный, а есть, которые  одну и ту же идею будут повторять из года в год. 

На каких принципах строится работа на винограднике? 

У Жиля есть концепция «Жизнь в гармонии». Это некий микс органики, биодинамики и классической мелиоративной агрономии.

Мы стараемся соблюдать при обработках лунные циклы, как это делают биодинамисты, но не используем их систему «препаратов». Используем  задернение дикой травой для улучшения дренажа. Обработки проводим в соответствии с принципами органического виноградарства, начиная с 2014 года. Не преследуем цель увеличения урожайности. 

У нас бедные почвы, и за последние годы пришлось раскорчевать некоторые виноградники, пострадавшие от недостатка питания. Конечно, «лоза должна страдать», но получать необходимые  для здоровья элементы. Мы делаем анализ почвы каждого участка, чтобы принять решение о добавках.  Состав и объём добавок меняется в разные годы в зависимости от состояния виноградника, от его жизненного цикла. 

Мы используем специальный компост, для каждого участка разный. Это перегнивший навоз с листьями и органическими добавками, типа костной муки, например. Не используем листовые подкормки, так как они предполагают химические соединения. Что может как-то повлиять на вино и в конечном итоге на человека. 

Мы – я и Жиль, мы натуралисты. Хотим делать вино с минимальным прикосновением человека. И на винограднике, и на винодельне.

Эту систему Жиль начал применять на своём винограднике в долине Роны, а потом рекомендовать всем. И урожайность поднялась до оптимального уровня, и качество винограда.  

С той же целью – сократить обработки - мне интересно работать с гибридами. У нас проблема с морозами, а есть морозостойкие гибриды. Они не болеют, значит, могут быть органическими с первого дня. 

Мы – я и Жиль, мы натуралисты. Хотим делать вино с минимальным прикосновением человека. И на винограднике, и на винодельне. Да, мы используем культивированные дрожжи, контролируемое брожение.  Но мы сейчас  синтезируем в институте дрожжи с нашего виноградника, будем их использовать. Мы это делали раньше, но Патрик [Леон] был недоволен результатом. Сейчас вернулись к этой идее.  

А конкретнее – о каких гибридах идёт речь?

У нас есть посадки гибридов третьего поколения. Их уровень такой, что они лучше, чем классические сорта и автохтоны. 

Например, Пино Нуар. Все хотят получить бургундскую стилистику, не имея для этого условий. Но в США есть гибрид Маленькая Жемчужина, классифицированный только в 2006 году. Это гибрид Рипарии и Лабруски, там только «дедушка» Пино Нуар. Он хорошо переносит морозы и позволит работать в прохладных зонах, где как раз не такое «запечённое» получится вино. Попробуем через десять лет. 

Но это не значит, что нам нужно выводить на глобальный рынок Пино Нуар или Каберне Совиньон. На глобальном рынке мы интересны Каберне Франом. Или кавказскими автохтонами, с которыми мы экспериментируем больше, чем Грузия, без зашоренности, и у нас получается интереснее. 

Это не только моё мнение. Это по нашему экспорту видно – а у нас полноценный экспорт в страны Бенилюкса. «Вина Долины Лефкадия» представлены там в нескольких сетях и в ряде ресторанов вплоть до «Мишлена». Также мы делаем отдельные поставки в Скандинавию, Японию, Китай. 

А учитывая опыт экспорта в Европу, что Вы думаете о государственном протекторате производителя?

Однозначно, должен быть. Государство - это собрание людей. Задача его - работать на своих граждан, в том числе предпринимателей, производителей, фермеров. Другой вопрос - как их поддерживать. 

С одной стороны, должна быть конкуренция. Запрет на импорт - это не поддержка, это, наоборот, расслабляет. С другой стороны, должны быть преференции в отраслях, которые имеют поддержку в других странах, как виноделие. Стоимость и сложность документооборота при экспорте вина в страны ЕС, на порядок выше, чем из Европы в Россию.

А как Вы относитесь к неприятию российского вина внутренним потребителем?

Это абсурдно! Это как не любить собственный дом, не любить себя. В Америке, в Каталонии, в Швейцарии - этого нет, нигде этого нет! Вот в России дискутировался вопрос по поводу государственных закупок вина. В Америке этот вопрос просто не звучал бы. Белый Дом в жизни не обсуждал, закупать ли импортное вино для своих мероприятий. Конечно, они покупают американское вино! Как это дебатировать можно?

А граждане США не будут ли осуждать решение правительства закупать отечественное вино для государственных нужд? Французское же лучше?

Нет, конечно. Это звучит странно. Граждане и государство - это не отдалённые понятия. И человек, который здесь производит вино, это не отдалённый человек, это твой сосед. Почему ты не хочешь, чтобы твой сосед жил лучше? Почему мы не любим успех сограждан? Это поразительная вещь. Какие нужно иметь комплексы внутренние, чтобы не желать процветания своему соседу? 

Как Вы оцениваете изменение уровня информированности о российском вине в последние годы?

Есть однозначно изменения, но в отдельных секторах, социальных группах. В российском «глянце», например - нет информированности. Как считали, что это «советская шняга», так и считают. В среде чиновников есть информированность. В бизнес-среде - в разных отраслях по-разному… Но в принципе, ситуация «подрастает». Потому что пишут об этом СМИ федеральные, что-то мелькает в новостях. В этой связи очень важным были бы изменения в Законе о рекламе, что сейчас много обсуждается. 


Благодарим Гертруду Кузнецову за предоставленные материалы и фото   

Будьте в курсе наших скидок и предложений
Нажимая на кнопку, я принимаю условия пользовательского соглашения