Если не сведут с ума римляне и греки
15.09.2020

Если не сведут с ума римляне и греки

Денис Руденко об античных корнях российского виноградарства. Статья опубликована в серии книг Simple Wine News №133

Некоторые российские виноделы в своем сторителлинге любят апеллировать к античным корням виноградарства на ныне возделываемых ими территориях. Что за корни? Маленький исторический экскурс от Дениса Руденко.

Тавры и скифы, догреческий период

Принято считать, что виноделие на территории Крыма и Восточного Причерноморья существовало еще до начала греческой колонизации. Однако археологические находки говорят о том, что тавры – народность, населявшая южную часть полуострова, и скифы, контролировавшие земли между Черным и Каспийским морем, были скорее кочевыми племенами, занимавшимися скотоводством и морским пиратством. В небольшом объеме они торговали с Византией. Автор «Всеобщей истории» Полибий писал о них так: «Окружающие Понт страны доставляют нам скот и огромное количество бесспорно отличнейших рабов, а из предметов роскоши доставляют в изобилии мед, воск и соленую рыбу. Получают же они из продуктов, которыми изобилуют наши страны, масло и всякого рода вино».

Варвары степей и равнин с удовольствием пили вино в V–IV веках до нашей эры, но раскопки немногочисленных поселений свидетельствуют, что свой виноград, не похожий на византийский или греческий, они выращивали в очень небольших количествах.

Херсонес, Агасикл, хора

Все резко меняется в конце V – начале IV века, когда вытесняемые из Малой Азии недостатком продуктов питания и постоянными нападениями персов на берега Черного и Азовского морей приходят греческие колонисты. Быстрый расцвет городов-полисов (Ольвия, Херсонес, Гермонасса, Пантикапей) связывают именно с виноделием. Будучи опытными земледельцами и торговцами, греки быстро налаживают выгодный бизнес, став «посредниками» между варварскими племенами и «цивилизованной ойкуменой». Товары собственного производства и привезенные с южного берега Черного моря, в первую очередь вино, обмениваются у северных племен на продовольствие.

Для античного Херсонеса виноделие становится не просто частью жизни, а жизненно важной отраслью: малое количество плодородной земли не позволяет выращивать здесь много зерна, зато виноград чувствует себя великолепно. Его выращивает практически каждый гражданин полиса. Археологи нашли более 50 стационарных и переносных давилен для винограда VI–III вв. до н. э. Надпись на постаменте статуи Агасиклу Херсонесскому, выдающемуся поселенцу, который обустраивал город в его начальный период, гласит: «Народ (поставил статую) Агасикла, сына Ктесия. Предложившему декрет о гарнизоне и устроившему его. Размежевавшему (или посадившему) виноградник на равнине. <...>».

Ярчайшее свидетельство этому – осколки амфор, найденные в устье Дона, на месте Танаиса – одного из самых северных греческих полисов, о котором Страбон писал: «Самое большое после Пантикапея торжище варваров»

Боспор, виноград в расстилку, Страбоновы зимы

Однако хотя в Херсонесе виноград был почти исключительной сельскохозяйственной культурой, не этот полис стал центром античного виноделия и винной торговли на границе тысячелетий.

Восточный Крым и Таманский полуостров, объединенные в Боспорское царство, имели гораздо больший вес. Климат III–II вв. до н. э. здесь был существенно более влажным и морозным, чем сейчас. Но выгоды от продажи вина скифам перекрывали все возможные риски, и греки стали скрещивать привезенные лозы с местными сортами винограда. Они быстро приспособились к необходимости укрывать лозы на зиму, начав вести местные виноградники «в расстилку» – формировать растение с очень низкой кроной, практически стелющееся по земле, что в жаркое лето спасает грозди от излишней жары и ветра, а холодной зимой не дает вымерзать. Подобная форма виноградного куста быстро распространилась по всему побережью Азовского моря, и сегодня одну из ее разновидностей мы знаем под названием «донская чаша».

Фанагория, Митридат-Дионис, винодельни, амфоры

Максимального расцвета виноделие на этих землях достигает в I веке до н. э. когда Боспорское царство становится частью Понтийского царства, управляемого легендарным Митридатом VI Евпатором. Его имя сохраняется более 2000 лет в названии крымской горы Митридат и города Евпатория, но гораздо более любопытно второе прозвище этого правителя – Дионис. Хотя легенда, основанная на рассказе Плутарха, связывает это с ударом молнии в колыбель, которая, едва задев будущего царя, оставила ему «на память» небольшой шрам на лбу, можно считать использование имени бога виноделия символическим. Большие войны, сначала против скифов, а позднее против Рима, которые велись в правление Митридата, требовали солидных запасов хлеба и вина для армии.

В Фанагории, Мирмекии, Кепах и других полисах появляются винодельни нового типа, в которых помимо площадок для раздавливания винограда ногами, были и блочные или рычажные винодельческие прессы. Ощутимо увеличиваются объемы емкостей для сбора сока, резко возрастает объем производства вина. Ярчайшее свидетельство этому – осколки амфор, найденные в устье Дона на месте Танаиса – одного из самых северных греческих полисов, о котором Страбон писал: «Самое большое после Пантикапея торжище варваров». Если в III–II веках большинство черепков принадлежит винным амфорам с острова Родос, то уже в I веке до н. э. они почти полностью вытесняются боспорскими.

На южном побережье Крыма возникают генуэзские фактории: Кафа (Феодосия), Солдайя (Судак), Чембало (Балаклава), которые возобновляют активную торговлю между различными городами Черного моря

Римский период, начало упадка, вырубка виноградников

Поражение Митридата в войне с Римом, усиление варварских племен и природные катаклизмы привели к серьезным последствиям для виноделия Северного Причерноморья. Потеря Херсонесом обширной части хороших земель совместно с размещением неподалеку I Италийского легиона, требовавшего значительных количеств хлеба и мяса, привело к массовой вырубке виноградников и замене их пастбищами – из 20 раскопанных усадеб, винодельни первых веков нашей эры найдены только на трех. Каждые два из трех литров вина, потреблявшихся местным населением и легионерами, – привозные, преимущественно с Таманского полуострова.

После вывода легиона в III веке нашей эры большая часть Крыма попадает под контроль скифов, позднее готов и гуннов, Херсонес остается единственным полисом под управлением Византии, однако виноградарство и виноделие приходят практически в полный упадок.

Генуэзская торговля с Крымом

К огромному сожалению, период с III по XII век остается для нас временем, когда судьба виноградарства и виноделия теряется в бурной истории Великого переселения народов, войн, расцвета и падения Хазарского каганата и монгольского правления. В 1261 году, когда войска Михаила Палеолога взяли Константинополь, купцы из Генуи в благодарность за их поддержку получили право торговать по всей территории Черного моря. На южном побережье Крыма возникают генуэзские фактории: Кафа (Феодосия), Солдайя (Судак), Чембало (Балаклава), которые возобновляют активную торговлю между различными городами Черного моря.

Финансовые документы – прекрасный исторический источник, и вот с чем с чем, а с ними у генуэзцев был полный порядок. Бумаги с ревизией налогов Кафы сообщают нам, что уже в 1351 году, то есть всего через 90 лет, здесь получают с окрестных земель до трех тысяч бочонков вина объемом около 50 литров каждый. В Уставе 1449 года неоднократно отмечаются продажа на городских рынках вина оптом и в розницу, а также сбор специального налога с виноградников.


Автор: Денис Руденко

Иллюстрация: Алексей Курбатов


Источник:

Материал опубликован в серии книг Simple Wine News №133
и на сайте Simple Wine News
Будьте в курсе наших скидок и предложений
Нажимая на кнопку, я принимаю условия пользовательского соглашения