Встреча с Марком Челищевым - создателем фильма об Андрее Челищеве «Andre. The Voice of Wine»
22.10.2019

Встреча с Марком Челищевым - создателем фильма об Андрее Челищеве «Andre. The Voice of Wine»

В Москве состоялись показы фильма о легендарном виноделе российского происхождения Андрее Челищеве «Andre. The Voice of Wine». Мы встретились с создателем фильма Марком Челищевым, который рассказал о своем великом родственнике и его отношении к вину, виноделию, молодому поколению виноделов и к России. О том, что князь Голицын был крестным отцом Андрея Челищева, и о роли Челищева в мировой истории виноделия.
На этой неделе начинает работу IX Всероссийский Саммит виноделов, впервые - в Крыму, в Массандре. В рамках Саммита состоится первый Международный винный конкурс имени Льва Голицына. В преддверии этих значимых для нашей отрасли и сообщества событий публикуем интервью Марка Челищева, автора и продюсера фильма «Андрей. Голос вина».

Андрей Челищев - русский, поднявший в прошлом столетии виноделие США из руин сухого закона. На знаменитой Парижской слепой дегустации 1976 года вина его учеников – калифорнийских виноделов – победили французов. И это особенно замечательно, если вспомнить, что Андрей был крестником Князя Голицына, чьё игристое вино также победило в Париже в результате слепой дегустации на конкурсе 1900 года.

Сейчас, когда российское виноделие находится в начале большого пути, нам особенно важно помнить об этом историческом опыте. О том, что великие изменения в виноделии происходили в течение одной человеческой жизни. И что люди, стоявшие за этими изменениями, были русскими.

МАРК ЧЕЛИЩЕВ, автор и продюсер фильма «Андрей. Голос вина» о русском духе и о русских в вине.

Марк, вас совсем нет в фильме? Почему?

Да, я не включал себя в этот фильм… я делал этот фильм как автор, и это не первый мой фильм, но это очень тяжело – делать фильм о собственной семье. Возможно, это гораздо тяжелее – делать фильм о члене твоей семьи, чем о ком-то ещё, кого-то ты не знаешь, кто не связан с тобой.

Я не хотел, чтобы моё личное отношение мешало мне делать фильм. Я хотел, чтобы другие люди рассказали об Андрее. Если я буду интервьюировать самого себя – это будет моя история. Но это история Андрея, о том, что он сделал для индустрии, о его ранних годах, о его семье…

Но вы были близки? Какой он был?

Он был потрясающий человек. Я провёл больше времени с ним, чем с родным дедом. Он был очарователен. Он был потрясающим рассказчиком. Он был чудесным с детьми. Со мной. Он всегда был очень тёплым и проказливым. С искорками в глазах. У него было замечательное чувство юмора. И у него был дар: всё, к чему он прикасался, расцветало, всё росло. Их сад всегда был полон жизни, полон цветов, он любил их.

Он жил очень скромной простой жизнью. У него даже винного погреба не было! Люди дарили ему очень дорогие вина, он их тут же открывал для следующего гостя. Мне очень повезло, что он был в моей жизни. Наша семья уникальна – много неординарных людей, и Андрей был одним из них.

Он был истинным джентльменом, аристократом. Я думаю, идея настоящего благородства – это не обязательно то, с чем ты родился. Я думаю, мусорщик, сапожник – кто угодно может быть благородным человеком. Это – как ты действуешь, как ты поступаешь, и твоя терпимость. Это то, что ты есть. Андрей был по-настоящему благородным человеком.

А каким он был с виноделами?

С виноделами он мог быть очень жестким, но и прощающим. Он позволял им делать их ошибки. А иногда он говорил одному виноделу делать одно, другому – другое, они обсуждали это между собой и не могли понять, в чём дело… а он просто хотел посмотреть, как оба варианта будут работать. 

И когда вы встречаете его учеников, как Майкл Салаччи (винодел Opus One), Роб Дэвис, Майк Гргич – всех этих людей, которые соприкоснулись с его талантом, он затронул их до основания, до сердцевины, они несут его дух каждый день и любят его. И он любил их, как своих детей. Он верил в них.

Он был первым кто нанял женщину-винодела - Мэри-Анн Граф, закончившую Школу энологии. Андрей хотел, чтобы женщины пришли в индустрию. Без его участия этого бы ещё долго не случилось. Он подвигал женщин на этот путь. Как Элисон Грин-Дорэн, чей отец имел винодельню, Андрей подтолкнул, и сейчас она одна из лучших виноделов Калифорнии. Или, например, Хейди Питерсон-Баррет была его крестной и он вдохновил её!

Я знаю, его влияние на виноделие в Калифорнии было велико…

Да, он был виноделом нового типа! Он имел опыт, знания – он был не просто виноделом, он был учёным, поэтом. Он открыл первую специализированную лабораторию в Напе. Он изучал не только виноделие, но сельскохозяйственное инженерное дело, птицеводство…

Я думаю, некоторым виноделам нужно больше образования. Не только иметь понимание, как делается вино, но и некоторое техническое образование. Если вы можете посылать вино в лабораторию или делать свои собственные тесты - вы знаете гораздо больше о вине, вы гораздо ближе к нему, если вы понимаете химические процессы, которые происходят. Я думаю, это важно, потому что вино живое.

Вино – удивительная вещь. Я открывал [вино] 1958 [года] от Андрея – оно всё ещё живое, красивое! Недавно я пробовал [вино] 1965 [года] – оно необыкновенное, оно развивается. Конечно, за старыми винами нужно следить, менять пробку. Присутствие такой персоналии в индустрии, такого человека, который отдаёт, а Андрей всегда был отдающим – очень важно. Нам нужен такой человек сегодня - и миру в целом, и России.

Вы чувствуете какую-то связь с Россией?

Я люблю эту страну. Это всё ещё «mother Russia» для меня. Генетически это есть во мне по обеим сторонам моей семьи. Хотя я не был здесь рождён, и семья покинула страну сразу после революции – Андрей должен был оставить страну в девятнадцать лет в 1920 Это всё ещё в нас. Мы несем эту русскую кровь в себе. Я чувствую это.

Это интересно, когда я приехал сюда впервые несколько лет назад и провёл время с моими русскими родственниками, я обнаружил, что мы там сохраняем какие-то традиции, празднуем русские праздники – больше, чем русские здесь. Мы делаем это так, как делали наши семьи до революции. Наше старшее поколение всё ещё говорит на прекрасном «чеховском» русском, который вы уже не слышите... язык меняются, как и другие языки… Андрей говорил на превосходном русском языке.

Сейчас в России работают в основном молодые виноделы. Многие расценивают это как структурную проблему для отрасли - такой недостаток опыта. Как Андрей относился к молодым людям в отрасли?

Для Андрея новое поколение виноделов были как его дети. Он любил их. Он верил в них. Он верил, что благодаря новому поколению вещи будут происходить, вещи будут меняться. Взгляните, его ученики сейчас в числе лучших виноделов мира. И его ученики сохранили этот дух, эту веру. Как например Патрик Леон, недавно от нас ушедший, помогавший много российскому виноделию.

Он верил в них и позволял им делать их ошибки. Он всегда готов был делиться своим опытом и мнением, но если они хотели что-то пробовать своё – они это делали. Хотя часто потом говорили: «хм…он был прав».

Я думаю, новое поколение – это очень важно, особенно в России. Потому что они будут пробовать своё и делать какие-то вещи, которые старшие поколения не делали. Я абсолютно верю в них. Я пробовал вина советского периода в свой первый приезд в 1991 и современные – разница колоссальная. Отрасль действительно развивается.

В фильме есть Павел Швец. Когда мы познакомились – он только начинал, но у него была эта страсть и видение. И я так счастлив слышать о его успехе, потому что я знаю, как это тяжело. Он вкладывает своё сердце для создания прекрасного вина. И что важно - терруарного вина, передающего территорию.
Я думаю, есть многие другие российские виноделы, чьи вина я должен пробовать. Я с удовольствием жду этой возможности.

Как вы оцениваете потенциал российского виноделия в целом?

Я знаю, отрасль в целом растет. Это очень вдохновляющее время в России в винной индустрии. Россия имеет здесь невероятный потенциал. В том числе из-за смены климата некоторые регионы становятся более интересными для виноградарства.

И если мы вернёмся к истории, вспомним как игристое вино Князя Голицына – крёстного отца Андрея – победило в 1900 на Парижской слепой дегустации. Что, конечно, было шоком для Шампани. И через 76 лет его крестник, его ставленник Андрей Челищев снова «побил» французов на слепой парижской дегустации! Мы организуем специальную дегустацию и празднование годовщины со дня рождения Андрея в следующем году в Лондоне и в Париже с участием Стивена Спурье, Хью Джонсона и других людей, помнящих Андрея.

И я очень надеюсь однажды мы сможем это сделать в России. Привезти этих виноделов вместе с фильмом, чтобы люди могли по-настоящему узнать их – их знания, их открытость, их увлеченность. Потому что они как дети, они до сих пор настолько увлечены, хотя им уже по семьдесят – но они по-прежнему влюблены в то, что они делают.

Вы второй раз привозите «Андрей. Голос вина» в Россию. Почему это так важно для вас?

Я думаю, что фильм сам по себе очень важен. Я бы хотел, чтобы больше русских увидели этот фильм. Не только в индустрии. Но даже водитель автобуса или адвокат, бизнесмен, политик – любой будет тронут этим фильмом, потому что это фильм о русском, который изменил мир вина. И он оставался русским до дня своей смерти.

Эта история показывает, что такое русская душа. Кто такие эти русские были даже после того, как покинули Россию. Они делали такие необыкновенные вещи во всем мире. И Андрей был один из них. Человеком, который по-настоящему изменил свою индустрию. И я думаю, русские должны знать об Андрее. Вот почему я надеюсь, что вся страна сможет увидеть фильм однажды.


Благодарим Гертруду Кузнецову за интервью с Марком Челищевым и фотографии

Интервью организовано при содействии продюсерского центра «Новое Русское Вино»

Будьте в курсе наших скидок и предложений
Нажимая на кнопку, я принимаю условия пользовательского соглашения